Денис БОГДАН: «Меня хотели сделать блокирующим. Спасло то, что я не был самым высоким»

Денис – это человек-улыбка. Его тонкому чувству юмора можно позавидовать, и он умеет шутить с самым серьезным лицом, а это, как известно, отдельный талант. Но и улыбаться он тоже умеет, да так, что Голливуд отдыхает. Однако на площадке Денис всегда максимально сосредоточен. «Важно суметь воспользоваться своим шансом», - так говорит наш доигровщик, который после пяти сезонов, проведенных в первой команде «ФАКЕЛА», наконец, прочно встал в стартовый состав. И сегодня мы поговорили с Денисом Богданом о тай-брейках, правилах волейбола, о новом главном тренере и многом другом. И, конечно, не обошлось без юмора.

- Денис, давай по горячим следам сразу вспомним о двух недавних победах – над «Динамо» и «Зенитом» из Санкт-Петербурга. Матчи получились разными. Лично тебе какой из них понравился больше?
- По качеству волейбола, конечно, больше понравился матч с «Динамо». Мы выглядели ровнее, чем в игре с «Зенитом», где две партии просто провалили. Кроме того, мы обыграли москвичей у них дома, а ведь они очень хотели взять у нас реванш. Поражение от нашей команды в первом круге не было случайным – ни до, ни после динамовцы больше никому не проигрывали. Но и у «Зенита» было приятно выиграть, конечно. Матч складывался тяжело, и когда две партии ты крупно уступаешь, но потом возвращаешься в игру – такие победы дорогого стоят.

- С «Зенитом» был уже десятый пятисетовик в этом сезоне. И почему у «ФАКЕЛА» так много тай-брейков, как считаешь?
- Может хотим больше практики получить, больше удовольствия, для зрителей в том числе (улыбается). Не знаю, честно говоря. Возможно, присутствует какая-то нестабильность: бывает так, что ведем 2:0 по партиям, а потом доводим до пяти сетов. Но мы уже настолько привыкли играть пять партий, что, когда матч заканчивается раньше, мы даже не успеваем устать.

fakel-zenit-113

- Шесть тай-брейков, кстати, вы сыграли только с конца декабря. Может усталость все-таки накопилась немного?
- Просто соперники серьезные у нас были в это время. И хорошо, что мы с такими командами можем играть на равных, уступая только в каких-то нюансах, в концовках. С «Локомотивом», «Зенитом-Казанью», «Кузбассом» мы играли пять партий – это топ-клубы, и с ними мы боролись довольно уверенно, то есть не боимся лидеров, и это не может не радовать. И сейчас у нас по статистике 50 на 50 – 5 тай-брейков мы выиграли, 5 проиграли. Был у нас сезон, когда мы почти все укороченные сеты проигрывали, так что сейчас уже гораздо лучше.  

- Нынешний сезон по известным обстоятельствам получился непростым. А ты для себя как его охарактеризуешь?
- Начало было, как и для всех – что-то страшное, неизвестное пугало. Но постепенно привык, а когда начали пускать зрителей на матчи, стало совсем неплохо - с болельщиками приятнее играть, чем при пустых трибунах. Наверное, это больше всего всех угнетало – пустые трибуны. Негде брать эмоции, нечем подпитываться. Особенно таким игрокам, как Дима Волков, которые любят получать энергию из зала. Сейчас в этом плане все хорошо.

- В этом сезоне ты уже полноценно занял свое место в стартовом составе. По внутреннему ощущению есть разница, когда ты выходишь на замену или играешь сразу в стартовой шестерке?
- Разница есть, конечно. Когда понимаешь, что ты в стартовом составе, здесь и ответственности больше, и осознание, что нужно использовать шанс, который тебе дали. Безусловно, каждый спортсмен стремится играть в старте, но может быть и такое – ты стремишься, стремишься, а когда тебе дается этот шанс, ты его не используешь. Тут очень важно не упустить возможность, и психологически тоже нужно быть готовым к этому. Но этот момент я, пожалуй, пережил еще в прошлом сезоне, постарался это давление перебороть, и надеюсь, что сейчас я никого не огорчаю своей игрой.

«Ошибаться в начале или в конце партий – это разные вещи»

-  В «Дагестане» ты играл вместе с Виталием Папазовым, нынешним капитаном «Югры-Самотлора», который сейчас возглавляет рейтинг самых результативных игроков Суперлиги. Он уже тогда, в Махачкале, подавал надежды?
- В Виталике я вообще никогда не сомневался! Он доказывал все своим трудом, прошел очень тяжелый путь, и «Дагестан» был только началом. Если я после сезона в Махачкале попал сразу в «ФАКЕЛ», в основную команду, то Виталику пришлось нелегко, и сейчас он, можно сказать, пожинает лавры того труда, который он вложил в свою карьеру. Он красавчик, я всегда буду его поддерживать, помогать. Не советом, конечно – это все-таки он первый бомбардир Суперлиги, а я не первый, зачем ему мои советы (смеется), но на мою моральную поддержку он всегда может рассчитывать. Он молодец. Виталик, привет тебе! 

fakel120

- А за своей личной статистикой ты следишь? Для тебя важны эти цифры или главное – помощь команде в нужные моменты и общий результат?
- Думаю, я совру, если скажу, что не слежу. Но при этом не углубляюсь в анализ. Можно, например, не показать высоких процентов в атаке, но быть полезным команде в других элементах, в приеме, например. Вот взять наш матч с питерским «Зенитом» - там в первых двух партиях у меня было очень плохо в нападении, но в приеме и на подаче я, наверное, немного компенсировал это. Думаю, все игроки следят за статистикой, но не стоит от этого полностью отталкиваться, потому что эксперты и специалисты в волейболе смотрят еще и на другие моменты, в частности, концовки матчей, в плане той же подачи – ошибаться в начале и в конце партии – это разные вещи.

- Бывает такое, что команда выиграла, а ты остался собой недоволен?
- Такое бывает, но это гораздо лучше, чем если команда проиграла, и ты еще недоволен собой. Победа сглаживает впечатление от своих косяков, скажем так. И волейбол – это все-таки командный вид спорта, тут у кого-то одного может не пойти игра, но к тебе придут на помощь, и хорошо, если товарищи по команде это делают, оказывают поддержку, а не нагнетают. К своим ошибкам нужно относиться немного проще, но я сам это не так давно понял. Все совершают ошибки, и если ты будешь каждый раз переживать, то сам себя съешь, и уже будет просто снежный ком из ошибок. Нужно сразу забыть и уже после матча с тренерским штабом обсудить, они подскажут, что было не так, и как это исправить.

- То есть после матчей ты засыпаешь спокойно?
- Да, нормально сплю. Бывает перед важным матчем начинают появляться мысли, но я стараюсь быстро переключиться, подумать лучше о чем-нибудь прекрасном и высоком.

-  Вот кстати о высоком - против кого из блокирующих тебе сложнее всего играть?
- Сложно кого-то выделить. С одной и той же командой можно в одной игре забить почти все, а в другой не забить ничего. Но, пожалуй, можно отметить «Зенит-Казань» - у них сильная дисциплина на блоке. Хотя… О, знаю! Против Сережи Антипкина тяжелее всего! На тренировках он вообще не дает пройти мимо себя, все цепляет, все видит, руки сбрасывает, сумасшедший перенос на блоке у него. И вот благодаря ему, такой работе на тренировках мне потом проще в игре, потому что Сережа – просто монстр на блоке.

- Ты возглавляешь фан-клуб Сергея Антипкина?
- Я его первый фанат, да. Сережа - большой молодец, он очень много мне помогал и в прошлом сезоне. Он и на приеме, кстати, очень неплохо выглядит, мог бы спокойно играть и в доигровке.

b08i2587

- Когда он у вас пасовать-то успевает при всем этом?
- Я вот сам в шоке, человек - просто живая легенда. Ну, это, наверное, старая школа, когда все умели все, он же тогда начинал.

- А старая школа волейбола существует?
- Наверное, да, какой-то закалкой те люди отличались. В волейболе же вообще многое поменялось со времен СССР. Сейчас многое перенимается из европейского волейбола, а в Италии, мне кажется, меньше дисциплины, чем было в Советском Союзе, где всегда считалось, что дисциплина бьет класс. И там нужно было всегда быть первым.

- А еще советские дети много времени проводили на улице, а не за компьютерами, и это еще давало им хорошую закалку.
- Мне повезло – у меня еще было такое детство. Компьютер мне купили в классе четвертом, а к этому времени я уже начал заниматься волейболом и на тренировках уставал и было не до компьютера. Так что у меня было счастливое босоногое детство – прятки, лазание по деревьям, гаражам… И это то время, когда мамы созывали детей криком из окна, и ты по интонации голоса за 300 километров понимал, что тебя ждет дома – вкусный ужин или нагоняй за невымытую посуду.

 

«Приехал с выпученными глазами, не понимал, что вообще происходит»

- С новым главным тренером «ФАКЕЛА» Михаилом Николаевым вы работали вместе в молодежных сборных. Как ты воспринял его назначение?
- Было интересно. Хотелось посмотреть, будет ли новая система тренировок, поменяется ли рисунок игры до конца сезона или нет. Я знал Михаила Игоревича, знал, что он очень требовательный, и что будет непросто. Но сейчас пока прошло не так много времени, как он возглавил команду, и все покажет финал сезона. Танец, как известно, хорош концовкой.

- Ты уже почувствовал, что что-то поменялось?
- Стало, наверное, больше свободы в игровых действиях. Нам теперь не говорят, что нужно стоять конкретно здесь и ни шагу вправо-влево. Наоборот, Михаил Игоревич сказал: «Ребята, вы уже опытные, взрослые, и если поняли, что мяч будет там, и нужно сделать вот так, то это не запрещается». У Камилло была своя система, где каждый строго знал свою позицию на площадке и должен был действовать четко. Но какая из этих систем эффективнее, покажет время.

- На чемпионатах мира U21 и U23 ты признавался лучшим доигровщиком. Насколько для тебя важны эти индивидуальные награды?
- Да их не так много было. На молодежном уровне поиграл, но хочется видеть себя в обойме национальной команды, и даже не столько получать индивидуальные награды, сколько просто быть полезным сборной. Но в целом, конечно, приятно. На первом чемпионате мира в 2015 году я вообще не ожидал. Приехал с выпученными глазами, не понимал, что вообще происходит, а вот мы уже должны играть в финале, а в финале мы уже 0:2 проигрываем, и все мысли были только о том, что первое место может так легко сейчас уйти от тебя.

getimage-1

- А помнишь, на чемпионате мира U23 в 2017 году вы играли по новым правилам, которые тестировались на том турнире? Тогда каждая партия длилась до 15 очков, для победы нужно было выиграть не три, а четыре сета, и еще были новые правила по выполнению подачи. 
- Отлично помню. Отличные правила. Никому не советую по ним играть (смеется). Говорили, что это должно было добавить зрелищности, но по мне волейбол и так максимально зрелищный вид спорта. И в итоге получилось так, что фактически убрали силовые подачи. По тем правилам нельзя было после выполнения подачи приземляться в площадку. А когда ты привык подавать с девяти метров, а тут приходится это делать с 12-13, есть разница. И мы об этих правилах узнали только за день до игр, во время первой тренировки в Египте. Нас поставили перед фактом, и было очень тяжело перестроиться. Еще на пайпе нельзя было приземляться в три метра. То есть эта атака уже не могла отвлечь на себя внимание блокирующих, и крайним нападающим становилось тяжелее. Вообще я считаю, что волейбол уже и так прекрасен, даже не знаю, какие новые правила можно было бы еще ввести. Кажется, все уже идеально.    

- В российской Суперлиге немало белорусских игроков с российским паспортом. Вы чувствуете какую-то общность между собой? Вот проходит мимо Александр Бутько или Игорь Колодинский, а ты про себя думаешь: «Вот он, мой брат по крови».
- (смеется) Ну, с Игорем Колодинским мы сразу знали, что оба из Гродно. Обсуждали с ним улицы в нашем городе, кто где какие продукты покупал, виделись даже, бывало, когда приезжали в родной город. А с Сашей Бутько пересекались только на матчах, таких разговоров у нас не было. Может он и не знает, что я его земляк.

- А в вашей гродненской спортивной школе нет аллеи славы волейболистов, где висят ваши портреты? Или там были обижены на вас, что вы уехали?
- Не знаю, висят ли портреты, и, конечно, были обижены, но те тренеры, которые там с нами занимались, помнили и следили за тем, как и где мы играли. Думаю, они только рады нашим успехам. Да и директор спортивной школы Николай Михайлович Загидулин помнит всех по именам.

«Чувствовал, что хочу быть разноплановым игроком»

- А как ты стал доигровщиком? Сам выбрал такое амплуа? На других позициях не играл?
- Меня в какой-то момент вообще хотели поставить играть блокирующего, но, к счастью, этого не произошло. Меня спасло, что я не был самым высоким, а на детском уровне по умолчанию всех самых высоких ставили в центр. Плюс я, наверное, был немного ловчее остальных, и меня в итоге поставили в доигровку. А потом начало получаться. Понравилось, что делаешь больше касаний, больше участвуешь в процессе - прием, атака, защита, блок. Я чувствовал, что хочу быть разноплановым игроком. Очень хорошую работу над техникой приема провел мой первый тренер Жанна Анатольевна Багаева, и потом, когда я приехал в Россию, над моим приемом работал главный тренер молодежного «ФАКЕЛА» Павел Николаевич Иванов, который вообще был первым официальным либеро в нашей стране, когда это амплуа только ввели. И он требовал технически правильно выполнять элементы в приеме, много работал над этим, со мной в частности.  

b08i4451

- Кто для тебя сейчас авторитет в волейболе? К кому бы ты, например, пошел за советом?
- Игорь Колодинский всегда мог подсказать, он ведь играл и в пляжный волейбол, знаком со всеми элементами. Я бы, пожалуй, еще к Сергею Тетюхину подошел, но, наверное, будет как-то странно, неудобно...

- Если бы ты мог составить сборную команду из всех игроков, которые когда-либо играли в волейбол, в любое время и в любых странах, кого бы ты взял?
- Ну, давай поставим Сережу Антипкина на передачу. В диагональ – Максима Михайлова, он просто машина, конечно. Либеро – наверное, Женя Гребенников. Доигровка – Сергей Тетюхин и Жиба, он такой эмоциональный и вообще, мне кажется, хороший человек. На блок… мне очень нравится, как играет серб Сречко Лисинац. И глупо было бы не взять Дмитрия Мусэрского образца того времени, когда он играл на позиции блокирующего. Вот такая она, моя сборная. Ну, и Сережа Антипкин капитаном был бы, конечно (смеется).

- Пандемия сделала популярным все, что касается онлайн-процессов. Например, онлайн-курсы. Вот Татьяна Кошелева за это время выучилась на коуча. А ты бы хотел постичь еще что-то, кроме волейбола? Научиться чему-то, что еще не умеешь.
- Да мне бы волейболу-то научиться до конца. Чтобы хоть в чем-то быть уверенным. Но, если честно, я пока не думал ни о чем таком. К этому нужно прийти. Вот если мой папа хочет сейчас заняться резьбой по дереву, то он это чувствует, понимает, чего хочет. А у меня нет такого осознания. Но надеюсь, что до пенсии у меня есть еще время, и можно пока не заниматься ничем, кроме любимого дела.