Виталий ДИКАРЕВ: «Для меня пытка – ничего не делать»

Перед этим сезоном Виталий боялся, что еще не готов к Суперлиге и будет сидеть в запасе, так что поставил себе задачу – попасть в стартовый состав. И уже в первых же матчах чемпионата мы увидели 20-летнего Виталия Дикарева на площадке в стартовой шестерке. Чудеса, стечение обстоятельств или результат огромного объема работы, который проделал этот парень, чтобы добиться своей цели? Мы думаем, что третье. Но судите сами – о своем волейбольном пути в большом интервью рассказал наш центральный блокирующий.  

- Ты родился в городе Херсон, это Украина. Волейболом начал заниматься там же?
- Да, в волейбольную секцию меня привел старший брат, когда мне было лет 10. Брат тоже играл, выступал в студенческой лиге, и я все время хотел тоже чем-нибудь заниматься. Помню, пробовал пойти на футбол, но там меня почему-то забраковали по здоровью. А мама очень хотела отдать меня в водное поло, но как-то не сложилось. И вот брат однажды взял меня с собой на тренировку. И понеслось (улыбается).

- Значит, тебе сразу понравилось?
- Да, загорелся сразу. Причем, у нас больше был развит не классический, а пляжный волейбол. Херсон – это юг Украины, там летом очень жарко, и есть очень хорошие пляжные площадки, профессионально оборудованные. Все лето мы там зависали на тренировках, а иногда и по два раза в день – еще и сами приходили играть. Так что начинал я как пляжник.

- Так почему не остался в пляжном волейболе?
- Дело случая. В Херсон на этап чемпионата Украины по пляжному волейболу приехали тренеры Харьковского спортивного интерната, заметили меня и пригласили к себе учиться. Но в том интернате было отделение классического волейбола, многие его выпускники поехали потом играть в Белгород. Из самых известных – например, Дмитрий Мусэрский, Олег Плотницкий. В общем, хорошая школа. И вот в 14 лет я уехал в Харьков учиться играть в волейбол.

- Наверное, было интересно – это уровень гораздо выше, чем спортивная школа.
-  Интересно, но и сложно. Есть такое поверье, что парни из сёл и деревень более крепкие. Вот там таких ребят было много, и среди них я – городской житель. Разница была заметна – я был не очень сильным как физически, так и морально. Но, думаю, такая школа жизни тоже нужна, она закаляет, и я рад, что так все получилось.

- А родители твои занимались спортом? И в кого ты такой высокий?
- Мама занималась и волейболом, и баскетболом, отец - больше баскетболом. Но они оба не очень высокие: рост мамы – 170 сантиметров, папы – 195. Я всех перерос – 208 см. Родители говорят, что я такой высокий в маминого отца, но я его уже не увидел.

fakel-ural034

- Как получилось, что ты стал центральным блокирующим? В других амплуа не играл?
- Меня, бывало, ставили и в диагональ, но это, наверное, больше для того, чтобы улучшить мою координацию. И связкой я пробовал играть, но при этом всегда любил принимать. И сейчас люблю. Наверное, сказывается опыт пляжного волейбола. Всегда говорил, что буду доигровщиком. Но работа доигровщиков – это адский труд. Подчищаешь за всеми, подбираешь все грязные моменты. Я смотрю на наших Диму Волкова, Дениса Богдана, Толика Володина, Саню Болдырева – им приходится очень много работать и над приемом, над атакой, подачей, блоком. Как они все это выдерживают.... В моем амплуа тоже, конечно, есть свои моменты, но доигровщики – это сверхлюди.

- Вы с Толей Володиным - земляки, оба с Украины. Пересекались там в волейбольном пространстве?
- Да, с Толиком мы знакомы давно: в интернате меня тренировал его отец - Алексей Анатольевич Володин, и Толя приходил к нам на тренировки. Так что мы хорошо знаем друг друга, потом вместе играли в молодежной сборной России, а теперь и в «ФАКЕЛЕ».

- И сколько ты проучился в Харькове?
- Полтора года. Потом началась вся эта ситуация в Украине, и брат, который когда-то привел на волейбол, забрал меня к себе в Калининград, он уже на тот момент там жил и работал директором школы. А затем помог мне получить российское гражданство.

Когда я узнал, что перееду в Калининград, сразу начал искать там волейбольные команды. «Динамо-Янтарь» к тому моменту уже распался из-за финансовых проблем, но я вышел на бывшего тренера этого клуба, заслуженного тренера России Вадима Константиновича Роганова. Он тренировал в колледже, куда я в итоге пошел учиться. Я очень ему благодарен – все, что мне нужно было в том возрасте, он мне дал, очень хорошо поставил технику. Тренировка у нас была до занятий, в 7 часов утра, на нее приходили три-четыре человека. Роганов также был тренером коммерческой команды «Золотая комета» - хороший коллектив, чемпионы области, в ней играли уже взрослые мужчины. И вечером мы ходили тренироваться с ней. Так получалось по 2 тренировки в день.  

 

«Поставил блок и чуть ли не бегать начал по залу от радости»

- Как ты оказался в Нижневартовске? Это был твой первый профессиональный контракт?
- Я достаточно спрогрессировал с Вадимом Константиновичем, что уже можно было куда-то ехать на просмотр. А как раз в той «Золотой комете» играл Николай Гнездилов, в свое время выступавший за «Югру-Самотлор». Он, видимо, рассказал обо мне Алексею Германовичу Березину, директору нижневартовского клуба, и меня пригласили на просмотр в молодежную команду «Университет».

- И ты в 16 лет уехал в Нижневартовск, можно сказать, в другой конец страны. Не страшно было?
- Для меня это не было проблемой. Я же в 14 лет уже уезжал от родителей в Харьков, потом в Калининград, так что сложностей не возникло. Только мама переживала, конечно, говорила: «Почему так далеко?». Но сам город Нижневартовск мне очень понравился. В итоге я вернулся в Калининград, за полторы недели сдал всю сессию, собрал сумки и уехал уже в «Югру-Самотлор» работать.

-_-__3__2018_5_20180203_1753572364

- Наверное, ты был рад, что любимым делом теперь еще и деньги будешь зарабатывать?
- Конечно, я был рад, что вышел на новый уровень, но деньги меня не особенно интересовали. Зарплата была не большая – 8 тысяч рублей, но я ни в чем не нуждался: нас отлично кормили, выдавали кроссовки и куртки, так что я был больше сосредоточен на самом волейболе, чем на заработке.

- Помнишь свой первый матч за Нижневартовск?
- Помню. Мы принимали тур Молодежной лиги, играли против «Звезды Югры». Тогда еще было разрешено в молодежных командах по одному игроку Суперлиги. И в Сургуте был такой доигровщик Руслан Аскеров. На тот момент ему уже было почти 30 лет, помню, он был такой здоровый, как мне тогда казалось. В общем, было немного страшно. Плюс в той команде тогда играли Кирилл Урсов, Антон Семышев, они на данный момент звезды уже.  

- И как ты сыграл тот матч?
- Я хорошо запомнил, как вышел на замену, поставил блок и чуть ли не бегать начал по залу от радости. А выиграли мы тогда или проиграли – этого уже не помню.

- В итоге из «Университета» ты попал в молодежную сборную России.
- Да, в ноябре я пришел в нижневартовский клуб, а в сборную меня пригласили уже в марте. В январе главным тренером «Университета» стал Эдуард Рудольфивич Мерман, он, можно сказать, и подготовил меня к сборной. За эти три месяца мы проделали очень много работы.

- Так быстро оказаться в сборной – это успех.
- Я очень старался. Помню предысторию: мы играли в Сургуте тур Молодежной лиги, и туда приехал «ФАКЕЛ», который на тот момент возглавлял Андрей Сергеевич Ноздрин. Мне сказали, что он еще и главный тренер молодежной сборной, и я очень сильно загорелся, хотел максимально хорошо себя показать, чтобы меня заметили и вызвали в национальную команду. И когда это случилось, я, конечно, был вне себя от счастья.

img-20210402-wa0015

- У тебя, видимо, получилось произвести впечатление на Андрея Сергеевича.
- Наверное (смеется). Вообще у нас с ним сложились очень хорошие отношения. Для меня он, пожалуй, уже больше чем просто тренер – он друг, мы до сих пор общаемся, переписываемся, он, бывает, подсказывает что-то. Для меня Андрей Сергеевич - один из лучших тренеров из всех, с кем я работал.

- На чемпионате Европы U19 в 2017 году сборная России осталась четвертой, но ты получил индивидуальную награду, как лучший блокирующий. Это скрасило для тебя горечь поражения? 
- Если честно, да. Мне было приятно, что мои старания не прошли даром. Я вообще внимательно слежу за личной статистикой, а на том Евро по блокам был на первом месте и очень обрадовался, что меня включили в символическую сборную. Представляете, первые соревнования за сборную, и сразу - индивидуальная награда. Хотя, помню, еще за неделю до сборов решался вопрос, что я, может, туда и не поеду. Но Ноздрин и Владимир Иванович Хроменков тогда дали мне шанс.

- …которым ты с успехом и воспользовался.
- Да, но как говорят – важнее эмблема на груди, чем фамилия на спине. Мы остались без медалей чемпионата Европы, было очень обидно. Причем ведь мы без поражений прошли групповой этап – сыграли с Польшей 3:2, выиграли у сборных Италии, Бельгии. А вот в полуфинале и финале дали осечку – сенсационно, можно сказать, уступили Чехам и в матче за бронзу проиграли Турции. А очень хотелось взять медали для страны.

img-20210402-wa0017

- А какой из турниров, в которых ты сыграл со сборной, оставил особые воспоминания?
- Очень запомнился Европейский юношеский олимпийский фестиваль и чемпионат мира U19. На олимпийском фестивале мы стали третьими, а на чемпионате мира – вторыми. Перед этими соревнованиями мы буквально пахали на сборах, по три тренировки в день. Олимпийский фестиваль больше запомнился по атмосфере – это были как детские Олимпийские игры со всеми атрибутами – олимпийской деревней и прочим. А чемпионат мира – уже по накалу борьбы. Туда приехали команды Бразилии, Ирана, Аргентины, Китая. Тоже было очень обидно уступить в финале Ирану 1:3, но иранцы очень сильные соперники.  

«Буду учиться отдыхать»

- Как же произошел твой переход в «ФАКЕЛ»?
- Это было как раз после сборной – мы отыграли отбор на чемпионат Европы U20 и приехали на Кубок Молодежной лиги в Москву. В сборной вторым тренером с нами работал тренер молодежного «ФАКЕЛА» Сергей Николаевич Орленко, и мне кажется, он и поспособствовал моему переходу. В том сезоне «Югра-Самотлор» должен был «упасть» в Высшую лигу А, а там нет молодежного состава. И я подумал, что играть мне скорее всего не дадут – есть поопытнее, посильнее ребята. А как раз на играх Кубка присутствовал директор «ФАКЕЛА» Николай Васильевич Капранов, мы с ним поговорили, обсудили все. И так я оказался в молодежке «ФАКЕЛА».

- Но перед этим тебя ждало еще одно испытание…
- И очень тяжелое. Летом я со сборной должен был поехать на чемпионат Европы, но незадолго до отъезда получил травму – порвал мышцы пресса. Это для меня была трагедия, недели две я буквально в подушку плакал. Очень расстроился, было даже что-то похоже на депрессию. Очень похудел тогда. Приехал на сборы в «ФАКЕЛ» и понял, что у меня произошел большой регресс в плане и физики, и техники. Не хочется даже вспоминать тот сезон, это были непростые для меня времена. Очень долго я восстанавливался и психологически, и физически.

- Но, тем не менее, не побоялся после этого сезона отправиться в ту самую Высшую лигу А, в «Ярославич».
- Решил, что пора идти дальше. Мы отыграли чемпионат Молодежной лиги, но и по настроению тренера, и по собственному ощущению я понял, что мне нужно искать варианты - хватит уже играть в молодежке, но и для Суперлиги еще рановато. А в тот момент «Ярославич» тренировал Ноздрин, с которым мы готовились поехать на чемпионат мира U21. И я попросил руководство «ФАКЕЛА» отправить меня на сезон в Ярославль.

phoca_thumb_l_20191027_yaroslavich_vladimir_18

- И что тебе дал опыт в Высшей лиге? Насколько ты изменился за тот сезон?
- Это тоже была такая школа, которую нужно было пройти. И в плане «физики», потому что команду курирует Сергей Константинович Шляпников, и он очень внимательно следит за тренировочным процессом. Плюс в том сезоне у «Ярославича» были не самые лучше времена в плане финансирования, мы, бывало, и без зарплаты сидели. Спасибо родителям, что они мне помогали.  А в плане волейбола… наверное, я психологически стал крепче. Раньше за каждую ошибку себя грыз, винил, думал об этом еще долго. А после того сезона стало немного легче, хотя еще остались моменты. Ну и в Вышке А мужчины уже играют, это уровень совсем другой, чем Молодежная лига, тоже было очень интересно. И жалко, что мы не доиграли чемпионат – я на сто процентов уверен, что мы бы забрались повыше в турнирной таблице.

- И вот себя из аренды возвращают в «ФАКЕЛ», да еще и в Суперлигу. Как ты воспринял эту новость?
- Сначала я, конечно, очень удивился и испугался, подумал, что еще не готов, придется весь год на скамейке сидеть. Расстроился, помню. Но когда в апреле мне сказали, что директор очень хочет меня вернуть в клуб и возлагает большие надежды, то начал серьезно готовиться. Все лето тренировался, набирался физических кондиций. Мышечную массу нарастил прилично. И потом поехал на сборы с первой командой «ФАКЕЛА»

- После такого ударного лета к сборам ты, наверное, был готов лучше всех?
- Я был уставший. И это для меня тоже опыт - нужно уметь и отдыхать. Я это понял. На сборах я себя чувствовал уставшим, и это было по мне видно. Но отрицательный опыт – тоже опыт. И сейчас, когда будет отпуск, недельки две я себе все-таки позволю отдохнуть и от волейбола, и от тренажерного зала.

- И как ты предпочитаешь отдыхать?
- Ну, пока у меня не было такого отдыха, чтобы я не тренировался. Обычно я отдыхал в тренажерном зале. Но учитывая опыт, придется находить себе другие занятия, учиться отдыхать. Для меня это, наверное, пытка – ничего не делать.

- А ты ожидал, что так быстро попадешь в стартовый состав?
- Сначала для этого совпало много факторов: то Леша Сафонов мучился с коленом, потом Никита Стуленков немного травмировался, и так получилось, что играть было некому, вот меня и поставили. Но на сегодняшний момент, думаю, где-то я уже парней и переигрываю. Но все равно у меня еще мало опыта, надо тренироваться, получать игровую практику.

fakl0260

- Мне говорили, что не было еще ни одной тренировки, чтобы ты не остался после нее еще на полчаса для самостоятельной работы.
- Люблю дорабатывать, нравится мне это. У меня есть свои цели, к которым я иду и знаю, что для этого нужно. Вот и остаюсь после тренировок. Хоть парни и смеются, мол, вот опять ты работаешь, хватит, но это они так шутят. Передо мной стоят задачи, которые я хочу выполнить. Если надо будет, я и в 6 утра могу пойти тренироваться, и 3 часа заниматься, если придется. Тут все дело в приоритетах.

- Но голову-то тоже надо разгружать. Фильмы смотреть, читать книги, гулять. Переключаться, в общем.
- Пока это все для меня тяжелее, чем трехчасовая тренировка. Трудно что-то начать смотреть, какой-нибудь фильм. Если сяду за сериал - это будет подвиг для меня. Но буду учиться, я уже увидел последствия работы без отдыха.

- В одном из интервью ты сказал, что Камилло Плачи хотел изменить технику твоей подачи. Получилось?
- В итоге мы вернулись к той, которую я подавал в Молодежной лиге – некий гибрид между силовой и планером. И сейчас мы с Михаилом Игоревичем Николаевым большое внимание уделяем этой подаче, совершенствуем ее, чтобы еще больше усложнить.

samotlor-fakel032

- Кто для тебя авторитет в волейболе? К кому бы ты пошел за советом?
- К Андрею Сергеевичу Ноздрину. В команде могу к ребятам подойти, например, к Саше Гуцалюку, спросить, как правильно сделать что-то. У Димы Волкова могу спросить. Он иногда во время игр ругается на меня, что я руки не переношу на блоке, подсказывает. К тренерам часто обращаюсь за советом - Михаил Игоревич с Романом Николаевичем много подсказывают, как руки переносить, когда прыгнуть вовремя. Мучаются со мной, в общем.

- Сейчас, после всего полученного опыта, что ты можешь посоветовать молодым ребятам, которые только начинают свою волейбольную жизнь?
- Главное – это желание, надо любить то, что делаешь. Ставить задачи и достигать их, учиться верить в себя и в свои силы, этому я и сам до сих пор учусь. Нужно поставить себе цель и идти к ней, несмотря ни на что, не придумывая себе никаких отговорок. И тогда все получится.      

 

Пресс-служба ВК "ФАКЕЛ"